Информационное агентство
/ 11 августа, четверг 19:49

Антибиотиковая катастрофа: сможем ли мы победить супербактерии

Группа патогенов ESKAPE привела к росту самых опасных внутрибольничных инфекций, таких как клебсиелла и синегнойная палочка

Антибиотиковая катастрофа: сможем ли мы победить супербактерии
Фото: DPA / ТАСС

За два года пандемии антибиотикорезистентность в мире выросла в полтора раза. Микроорганизмы Enterococcus, Staphylococcus, Klebsiella, Acinetobacter, Pseudomonas и Enterobacter обрели суперсилу — они увеличивают смертность людей и не реагируют на самые современные и сильные препараты. Эпидемиологи предлагают ряд шагов: остановить бесконтрольный прием антибиотиков, повысить уровень диагностики и активнее привлекать на помощь бактериофаги.

АНТИБИОТИКОВАЯ КАТАСТРОФА

Медики бьют тревогу — в мире разворачивается кризис устойчивости. Люди погибают от инфекций, которые раньше легко поддавались лечению. Причиной стало бесконтрольное применение антибиотиков: патогены научились им сопротивляться и стали более устойчивыми. Кто такие супербактерии и чем грозит резистентность к антибиотикам, AMMIAC. разбирал вместе с заведующей лабораторией медицинской бактериологии Санкт-Петербургского НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера Роспотребнадзора, д. м. н. Людмилой Краевой.

Еще до пандемии COVID-19 ученые ВОЗ подсчитали: к 2050 г. количество смертей от антибиотикорезистентности может увеличиться до 10 млн в год. Но всего лишь за эти два года устойчивость к антибиотикам выросла в полтора раза.

Наибольшую угрозу для человечества представляет группа супербактерий под названием ESKAPE. Это аббревиатура от названия шести микроорганизмов:

Е - Enterococcus

S – Staphylococcus

K – Klebsiella

A – Acinetobacter

P – Pseudomonas

E – Enterobacter

К супербактериям также относятся эшерихии, сальмонеллы, шигеллы, микобактерии туберкулеза и другие, обладающие мультирезистентностью. По словам Людмилы Краевой, их устойчивость иногда достигает 95%, а то и 100%.

В то время пока в мире бушевала пандемия COVID-19, на ее фоне разворачивалась другая, не менее масштабная — пандемия резистентности к антибиотикам. И на первое место по своим негативным последствиям вышла клебсиелла, в частности клебсиелла пневмонии. Она имеет капсулу, которая ее защищает, и довольно часто обладает целыми кластерами генов вирулентности и антибиотикорезистентности.

Мы проводили исследования и отметили, что самые неблагоприятные сиквенс-типы K. pneumoniae циркулируют в наших стационарах. И часто смертность пациентов была обусловлена именно этими штаммами.

Рост доли клебсиелл обнаружили среди микроорганизмов, выделяемых у людей с бактериальными осложнениями. Ее резистентность была известна и ранее, а в пандемию выросла в разы. В 75% случаев ни один антибиотик, который советовали клинические рекомендации по лечению нового коронавируса у пациентов с факторами риска, не действовал. Медикам пришлось обратиться к уже забытым антибиотикам, например к группе полимиксинов.

Колистиметат натрия был очень востребован в период пандемии, потому что штаммы Klebsiella spp и Acinetobacter spp, от которых люди погибали, оставались чувствительны к колистиметату натрия, и то не в 100% случаев.

Встает вопрос: почему же тогда во время ковидной пандемии врачи торопились и выписывали антибиотики пациентам еще до появления бактериальной инфекции? Людмила Краева отмечает: с одной стороны, все говорят, что бесконтрольный прием антибиотиков приводит к резистентности, а с другой стороны, врач хочет застраховать этого больного от развития бактериальных осложнений.

Эксперт настаивает на том, что перед назначением антибиотиков надо исследовать отделяемое у человека сразу после его поступления в медучреждение, но зачастую это не делается. Большинство бактериологических исследований требует времени, а у пациента и врача оно не всегда есть. И сейчас очень остро стоит вопрос с экспресс-тестами для выявления той или иной бактерии. В НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера Роспотребнадзора их уже начали разрабатывать.

Более того, ученые хотят с помощью иммунохроматографического анализа идентифицировать бактерии за считанные минуты в новых диагностических наборах и разрабатывают методы, которые будут определять чувствительность к антибиотикам буквально за 1-2 часа. Вопрос в том, что большинство медучреждений по России не оснащены такими лабораториями и тестами.

Наш институт и наша группа исследователей, вот моя, в частности, занимаются поиском экспрессных методов определения чувствительности к антибиотикам и идентификации микроорганизмов. Вот вы знаете, что мы можем за 3 часа определить микроорганизм и его чувствительность к антибактериальным препаратам?

А чтобы реагировать оперативно и назначать прицельное лечение антибиотиками, важно обеспечить такими экспресс-тестами и врачей скорой помощи.

Например, врач приезжает на вызов к больному ребенку и после тщательного осмотра выписывает антибиотик. А будь у него экспресс-тест, анализ мокроты помог бы определить, какая именно инфекция у ребенка, и назначить более точечный препарат.

ЧТО ЖЕ БУДЕТ ДАЛЬШЕ?

Все усилия научного сообщества направлены на поиски альтернативной борьбы с бактериями. Сейчас есть целая серия синтезированных веществ, обладающих антибактериальным действием. Ученые проводят скрининг, определяют самые успешные соединения, изучают, как они работают в отношении устойчивых штаммов бактерий, и самые лучшие отдают на дальнейшее исследование цитотоксического эффекта.

Эксперт напоминает, что существует такая мощная альтернатива антибиотикам, как бактериофаги. Причем в нашей стране они использовались уже 100 лет назад. Но, к сожалению, с появлением антибиотиков Россия забыла про эту альтернативу, и сейчас, когда зарубежные страны активно занимаются их разработкой, потеряла свое первенство.

Ну что это такое? За рубежом имеется более тысячи бактериофагов. А у нас? 20, может быть, 25 наименований. Как это так? А ведь мы были впереди планеты всей по бактериофагам. Нам нужно возвращать первенство. У нас все для этого есть.

Эффективность бактериофагов можно увидеть на примере K. pneumoniae. Исследования показали, что самые устойчивые к антибиотикам штаммы бактерий в большинстве своем оказались чувствительны к бактериофагу клебсиеллезному поливалентному. Но важно помнить, что использование бактериофагов возможно только на ранней стадии болезни.

У больного с тяжелой формой болезни при массивном разрушении бактериальной клетки под действием бактериофага происходит большой выброс полисахаридов, и из-за этого у него может развиться септический шок.

И мы опять приходим к тому, что очень важно решить вопрос с быстрым реагированием, подчеркивает эпидемиолог. Оперативная диагностика бактериальной инфекции поможет назначить человеку бактериофаг еще до наступления тяжелой формы.

Людмила Краева идет дальше и сейчас со своими коллегами исследует вопрос разработки персонифицированных бактериофагов, то есть ученые собираются синтезировать препараты таким образом, чтобы они действовали точечно на определенный микроорганизм. Успешным оказалось и комбинированное лечение.

В комбинации "антибиотик + бактериофаг" бактериофаг как бы прокладывает дорогу антибиотику непосредственно к бактерии и тем самым усиливает антибактериальный эффект.

Таким образом, как мы видим, альтернатива антибиотикам — это не какое-то далекое будущее. Пока другие субстанции синтезируются и впереди их ждет долгая исследовательская работа, бактериофаги — уже существующие официальные препараты. Они продаются в аптеках, их можно покупать и использовать здесь и сейчас.

Больше новостей в нашем Telegram, "ВКонтакте", Яндекс Дзен

Автор:
Материалы по теме

Добавьте нас в Избранное в Яндекс.Новостях

Новости партнеров: