Информационное агентство
/ 7 октября, пятница 23:02

Кто может стать жертвой детского конфликта и как справиться с буллингом

Каждый второй подросток в России сталкивается с проблемой буллинга среди сверстников

Кто может стать жертвой детского конфликта и как справиться с буллингом
Станислав Красильников/ТАСС

О томчто такое буллинг и как ему противостоять  AMMIAC. рассказала детский психолог Елена Лагунова.

Cогласно данным ВОЗ 37% девочек и 42% мальчиков становились жертвой школьного буллинга.
По данным ВЦИОМ, опубликованным в июле 2021 г., 26% жителей России сталкивались с травлей в школе в возрасте 11–14 лет, 20% – в возрасте 15–17 лет, 10% – с 7 до 10 лет, а 2% – с 3 до 6 лет, то есть еще в детском саду.
Ситуация, согласитесь, токсичная. Особенно если учесть, что буллинг травматичен не только для жертв, но и для агрессоров, а также для детей, являющихся пассивными наблюдателями травли. Не существует ребенка, для которого подобный опыт мог бы стать положительным. Он во всех случаях деформирует податливую детскую психику и приводит к сложностям во взаимоотношениях с окружающими людьми во взрослой жизни.

По словам детского психолога, важно отличать буллинг от просто конфликта в коллективе. Если ребенок приходит домой и жалуется, что его обижают, то первый вопрос, который должен задать родитель, сколько человек тебя обижают. Спор с одним сверстником, например Мишей, означает конфликт именно с Мишей. Это не буллинг, а просто сложные отношения между двумя людьми.

Даже если ваш ребенок жалуется на то, что его обижают сразу несколько человек, то и это может быть просто конфликт между ребятами по отдельности. Например, Миша обидел тем, что ручку не дал, Маша косо посмотрела, а Паша подставил подножку.

А вот рассказ о том, что один из обидчиков подговаривает других действовать вместе сообща, является свидетельством буллинга.

Получается, что буллинг – это целенаправленная травля группой людей.

Вероятность стать жертвой подобного рода травли выше всего у детей среднего и старшего школьного возраста. Причем буллинг не имеет никаких гендерных особенностей: нет разницы между мальчиками и девочками. А вот у дошкольников, рассказывает Елена Лагунова, случаев коллективной травли она не встречала.

Родителям, чьи дети подверглись буллингу, надо понимать, что решить проблему без содействия со стороны администрации школы и классного руководителя вряд ли получится. Ребенок сам не справится с системной травлей со стороны группы сверстников, поэтому важно не упустить первые звонки о буллинге от дочери или сына.

Первыми признаками коллективной травмы становится нежелание чада посещать какой-то определенный детский коллектив – школу, кружок, секцию. Здесь может быть открытый протест, жалобы на самочувствие, частые болезни.

Возникает у ребенка и хронически подавленное состояние, рассказывает Елена Лагунова. Подросток приходит из школы, начинает грубить родителям, замыкается в себе. То есть фон настроения у него субдепрессивный. В этом случае лучше проконсультироваться со специалистом, потому что, если это не буллинг, вполне возможны другие психологические причины.

По мнению эксперта, жертвами коллективной травли чаще всего становятся дети с родительской установкой "решай свои проблемы сам". Редко обходит буллинг и тех детей, чьи мамы и папы в жизни выбрали для себя модель поведения и позицию жертвы.

А вот ребят с высокой самооценкой травят гораздо меньше. Да и уверенный в себе подросток буллить других тоже не будет.

В любом случае семьи, в которых между родителями и детьми складываются искренние отношения доверия, зарождающиеся конфликты быстро решаются.

В адекватной среде подросток не боится показаться ябедой, поэтому делится с мамой и папой сложностями во взаимоотношениях в детском коллективе. Поэтому взрослые успевают помочь и не допустить негативного развития событий.

В борьбе с буллингом на диалог должны идти все стороны – педагоги, классный руководитель, родители ребенка-агрессора. Ситуацию надо решать целостно, системно

Школьный психолог и школьная служба примирения в этом случае должны сыграть важную роль. Это в первую очередь, информационная составляющая - дать родителям сведения о том, что происходит, помочь выявить причину, почему ребенка травят. То есть сделать диагностику всех сторон. Но надо не просто создавать службу, надо обеспечивать ее ресурсами. Этих людей надо учить, надо выделять ставки, надо давать им время на тот же анализ, уверена Елена Лагунова.

Чтобы снизить вероятность травли в детском коллективе, родителю самому нужно развивать свое умение общаться, свое умение договариваться с ребенком. Однако, по наблюдению психолога, многие мамы и папы злоупотребляют позицией сверху "сделай, потому что я тебе сказал, потому что я начальник".

"Позиция сверху важна, без нее совсем тоже не получится, но это умение общаться, умение любое свое родительское намерение облекать в приятные для ребенка слова. Так вероятность буллинга будет меньше, потому что ребенок растет с адекватной самооценкой", - делится Елена Лагунова.

У детей надо воспитать адекватную самооценку, умение искать варианты в сложных ситуациях. Больше всего ребята теряют этот навык, когда родители не в позиции "давай подумаем вместе, что тут можно сделать", то есть в позиции диалога, а когда сразу начинают решать: так, ты сделаешь вот это, потому что я так сказал.

В сказкотерапии есть принцип: не боритесь со злом, растите добро – зло испугается и само убежит.

Так как буллинг – это явление коллективное, нужно создавать положительный коллектив, где дети умеют общаться, ладить. Чтобы ребята могли быть не отрицательными лидерами, а лидерами положительными, убеждена Елена Лагунова.

 

Читайте больше новостей в Телеграм, ВКонтакте, Яндекс Дзен

Автор:

Добавьте нас в Избранное в Яндекс.Новостях

Новости партнеров: