Информационное агентство
/ 4 декабря, воскресенье 5:11

Европа судорожно ищет исчезающий на глазах газ

Вам холодную Европу с газом или без?

Европа судорожно ищет исчезающий на глазах газ

Крупнейший в мире химический комплекс корпорации BASF в Людвигсхафене, состоящий из 200 заводов, столкнулся с острой нехваткой сырья и ростом расходов. Причина проста - перебои с поставками российского газа. Придет ли в себя Европа и как будет выглядеть энергетическая политика Старого Света в ближайшем будущем?

Химический комплекс BASF в Людвигсхафене

Руководство корпорации как крайнюю меру рассматривает вариант закрытия всего комплекса. "Прекращение производства на этом комплексе станет огромной проблемой. Раньше мы с такими ситуациями не сталкивались. Это трудно себе вообразить", - так охарактеризовал все происходящее старший экономист BASF Петер Вестерхайде. Это только один из примеров обратного эффекта антироссийских санкций.

Просто для понимания: BASF - крупнейший в мире химический концерн.

Деятельность его предприятий распределена по 11 дивизионам, это 6 сегментов: химикаты, материалы, промышленные решения, технологии для обработки поверхностей, питание и уход, решения для сельского хозяйства.

BASF производит катализаторы, защитные покрытия для автопромышленности, компоненты для батареек и аккумуляторов, пластмассы, нефтехимию, горюче-смазочные материалы, ингредиенты для красок, лаков, клеев и для производства электроники, ГМО и пестициды, ингредиенты для пищевой и косметической промышленности и т. д.

Сегодня концерн ведет деятельность в 90 странах мира! Это 110 тыс. сотрудников, 33 тыс. из которых работают в том самом Людвигсхафене.

Его убытки - это убытки акционеров, среди которых страховые гиганты AXA SA, Allianz AG и другие, а страховщики - основа западной экономики (достаточно вспомнить кризис 2008 г.).

А теперь представьте закрытие производств BASF и ему подобных?

Сокращение производства и рабочих мест. Промышленная инфляция в Германии уже 33%. И это только начало…

Энергетическая система ЕС - тема безграничная. Затеяв энерговойну с Россией, европейские лидеры продемонстрировали полную экономическую безграмотность. Ответят за это люди и экономика Европы. Результатом станет распад ЕС, уничтожение промышленности.

Энергии взять Европе просто негде… Разберем для примера ситуацию на газовом рынке ЕС.

Безудержные оптимисты из Международного энергетического агентства (МЭА) предлагают ЕС запрет на новые контракты с "Газпромом", увеличение закупок СПГ, введение обязательств по хранению газа, отказ от вывода атомных реакторов из эксплуатации, а в радикальном сценарии — замещение газовой генерации угольной.

Согласно оценкам МЭА ЕС может сократить импорт российского газа более чем на треть в течение года и полностью отказаться от него к 2030 г.

ФОТО: ТАСС

Для справки: ЕС потребляет более 400 млрд куб. м газа в год. Евросоюз не может обеспечить себя им сам. 350 млрд ежегодно покупается у разных мировых поставщиков. Главный - Россия: за прошлый год экспорт российского газа в ЕС - 155 млрд куб м.

В самой Европе газ заканчивается стремительно.

Датчане и норвежцы открыто говорят, что в Северном море его не будет к 2030 г. Европа пытается снизить потребление последние 10 лет, но падает только добыча: так, в 2020 г. она рухнула на 25,5%, что моментально привело к росту импорта.

ЕС поставил себя в неловкое положение. Есть план до 2030 г. избавиться от большей части угольных ТЭС, заменив их газовыми. Это значит, нужно наращивать газовый импорт, но в рамках стратегии REPowerEU ЕС собирается полностью отказаться от российского газа.

Вместе с тем, ЕС хочет уже в августе полностью прекратить импорт угля из России, с конца 2022 г. – импорт нефти, а к началу 2023 г. в 3 раза сократить импорт нашего газа.

Надо заметить, что доля России на европейском рынке энергоносителей всегда была стабильной: плюс-минус 33-35% от общего потребления. Так было даже во времена СССР. Но, по данным МЭА, покупая 140 млрд куб. м из России по трубе и еще 15 млрд в виде СПГ в 2021 г., ЕС стал уже на 45% зависеть от импорта газа из России, а общее потребление нашего газа выросло аж до 40%.

МЭА велит ЕС договариваться об увеличении импорта с альтернативными поставщиками. Это, по прогнозам агентства, позволит заместить 30 млрд куб. м уже к 2023 г.: 10 млрд кубов за счет импорта из Азербайджана и 20 млрд в виде СПГ.

Есть небольшая надежда на увеличение поставок из Алжира, кстати, одного из лидеров развития СПГ-технологий. Его добыча - 88 млрд куб. м в год, из них на экспорт он отправляет 38,2 млрд куб. м.

Потенциал увеличить поставки до 40-43 млрд кубов существует, но ЕС этого будет мало, а Алжиру придется выбирать, куда направлять потоки - в Италию или Испанию.

 

ФОТО: РИА новости

Интересны и апелляции правительств некоторых стран, например та же Италия переживает, что сильно зависит от российских поставок. Да, из России Италия ежегодно получает 20 млрд кубов в год, но из Алжира по газопроводу - 10 млрд, а в виде СПГ - еще 4, со следующего года она хотела бы увеличить поставки СПГ из Алжира до 8-10 млрд.

Спрашивается, а в чем диверсификация: сначала зависели от одного поставщика, а придется зависеть от другого?

Мало кто заметил (кроме жителей Испании), что в 2021 г. из-за политической напряженности между Марокко и Алжиром по газопроводу Магриб - Европа в какой-то момент поставки вообще прекратились, а его мощность - почти 12 млрд куб. м в год.

Есть риск, что и в этом году поставки из Алжира на Пиренеи могут прерваться, а всему виной позиция Испании по Западной Сахаре. В общем, альтернатива спорная.

По СПГ надо отметить, что даже США признали: завалить европейский рынок им не удастся (чуть позже объясним, почему это не получится никогда). По итогам 2021 г. США поставили в ЕС 22 млрд кубов газа, но даже если представить, что в 2022 г. удастся каким-то чудом американские поставки увеличить, это не покроет и половину объемов из Россия.

Но самое важное, что в 2021 г. средняя стоимость газа из США для европейских потребителей была $545 за 1 тыс. куб. м, а стоимость российского - $270. Тенденция налицо. И рост этой инфляции точно не путинский, впрочем, Байдену все равно.

В росте цен на газ виноваты сами европейские регуляторы и законодатели. Спотовый рынок и рыночное ценообразование на газ делали, когда была еще иллюзия, что рынок газа - это рынок покупателя.

В ЕС думали, что привязка долгосрочных контрактов к спотовым ценам должна способствовать развитию конкуренции производителей, а те будут давать лучшие условия потребителю, т. е. не повышать, а снижать цены.

Но как только появился дефицит предложения, схема рухнула: пошел бешеный рост цен на рынке.

По данным биржи ICE, рост котировок на газовом голландском хабе TTF в один из мартовских дней достигал в моменте $4 тыс. за 1 тыс. куб. м.

В условиях энергокризиса Европа должна думать как подрядчик, а не как заказчик. Получая газ на свои СПГ-терминалы и заводы, необходимо оценивать объем предложения на газовом рынке, а не диктовать условия. Это объективная реальность, из которой ЕС, очевидно, выпал.

ФОТО: ТАСС

Очень теоретически, но ЕС имеет возможность заместить порядка 50-70 млрд куб. м российского газа с помощью Катара. Сейчас ведутся судорожные переговоры. Но они с марта в тупике. Катар требует от ЕС подписания долгосрочных контрактов по СПГ, прямо как Россия по трубопроводным поставкам.

Вслед за США, которые обязали договорами Германию покупать СПГ в течение 20 лет, Катар тоже хочет контракт на два десятилетия.

Но европейцы считают катарские предложения слишком жесткими, потому что те не дают покупателям возможности перенаправлять поставки, в отличие от контрактов США.

А зачем Катару уступать, если у него хорошие контракты в Юго-Восточной Азии?

Например, Япония, покупающая катарский газ, платит цену с 15%-й премией к рынку.

От атомной энергетики она отказалась, от нормальных отношений с Россией тоже, а газопроводов в Японию никто никогда не построит, ибо это сейсмически опасный регион. Европе, если даже удастся договориться с Катаром, придется перебить японское предложение. А это значит, что энергия в ЕС станет еще дороже. Вопрос, выдержит ли европейский потребитель, риторический.

А теперь самое главное. Если Европа отказывается от газопроводов из России, делает ставку на СПГ, то это значит, нужно изучить рынок СПГ-танкеров. А танкеры-газовозы - это очень дорогой и неэффективный способ доставки. Но если у того же Катара выбора нет, ибо нет трубы в Европу или Китай, то у той же Европы выбор есть. Но считать они не умеют.

К началу 2021 г. на мировом рынке было чуть более 600 танкеров-газовозов. К 2025 г. должны войти в строй еще 142. Вместимость существующих танкеров от 166 тыс. до 182 тыс. куб. м. Т. е. еще раз фиксируем - трубы из России дают Европе 155 МЛРД куб. м газа, а могут больше. А танкер перевозит 180 ТЫС. куб. м газа.

Если все танкеры мира будут возить газ из, например, США в Европу, то в месяц они должны каждый совершить 160-170 рейсов, примерно 5-6 в день… И да, газ - вещество испаряющееся: во время путешествия их США в Европу 30% просто улетучивается.

Ценовая война на газовом рынке только начинается. Но проигравший и даже убитый в ней уже известен - это Европа.

Читайте больше новостей на наших ресурсах в Телеграм, ВКонтакте Яндекс Дзен

Автор:

Добавьте нас в Избранное в Яндекс.Новостях

Новости партнеров: