Информационное агентство
/ 29 сентября, четверг 13:52

Универсальные бойцы IT-компаний не боятся железного занавеса

Российские программисты приспосабливаются к новым реалиям

Универсальные бойцы IT-компаний не боятся железного занавеса
ФОТО: sorochinsk.info

5 июля Госдума приняла закон о мерах налоговой поддержки IT-отрасли. Власти уверяют, что информационные технологии станут драйвером развития России. А каким видят будущее сами IT-бизнесмены и с какими проблемами столкнулись, AMMIAC. узнал у руководителя WS Company Евгения Горбова.

По разным оценкам, в стране не хватает от нескольких сотен тысяч до миллиона IT-специалистов. Санкции только усугубили ситуацию: многие профессионалы предпочли в условиях неопределенности сотрудничать с зарубежными компаниями. Чтобы исправить положение, правительство в последние месяцы приняло целый пакет мер. Айтишникам уже гарантировали отсрочку от армии и льготную ипотеку, а фирмы получили особые условия по кредитованию.

Евгений Александрович, что сейчас происходит с IT-отраслью в России? Какие задачи вам и вашим коллегам приходится решать в первую очередь?

Мы до недавнего времени работали во многих странах, у нас были офисы на той же Украине и в Прибалтике. Теперь из-за введенных санкций действующим остается только филиал в Казахстане. Европейские компании, с которыми мы продолжаем сотрудничать, пока пользуются нашим софтом бесплатно. Оплачивать его и вообще как-либо быть связанными с российскими юридическими лицами они не готовы.

Бизнесмены понимают, что за ними пристально наблюдают правительства их стран. Поэтому так вышло, что клиентам в Европе пришлось предоставить стопроцентную скидку, пока мы не зарегистрируем другое юридическое лицо за рубежом.

Сейчас наша компания проводит ребрендинг, чтобы вести международный бизнес. По миру мы будем представлены под другим логотипом и под другим названием.

Таким образом, если говорить об отечественных IT-фирмах, то здесь вариант дальнейшего их развития – только полное разделение российского и международного бизнеса. Есть некая российская компания, которая работает в нашей стране и, возможно, в Казахстане. И есть какое-то другое юридическое лицо, зарегистрированное в другой стране, никакого отношения к российской компании не имеющее.

Вся IT-отрасль, которая находится в России, оказалась запертой внутри страны. И соответственно, чтобы продолжить развиваться по миру, придется все-таки уходить от какой-либо связи с отечественными компаниями.

Такое возможно, пока в Европе никто не смотрит в мой паспорт, в паспорт учредителя: россиянин я или нет. Слава богу, пока так.

Получается, что IT-компании сейчас терпят убытки?

Мы получаем убытки от того, что мы не можем отправлять сюда платежи. В долгосрочной перспективе есть и плюсы в разделении бизнеса на внутренний и международный. Так мы значительно уменьшаем налогооблагаемую базу. Мы не будем отправлять сюда международку, а приземляем ее где-то в других юрисдикциях, где и налоги меньше. В будущем, я надеюсь, такая ситуация сыграет нам на руку. Но пока, конечно же, мы получаем существенные минусы в доходах. Мы только-только вроде планировали отойти от локдауна - и тут на тебе.

Ничего смертельного, но тем не менее пришлось создать скидки для продолжения сотрудничества со многими зарубежными клиентами. В целом для IT-компаний, которые работает только внутри России, я думаю, для них все останется практически без изменений. Да, суммы контрактов, конечно, уменьшатся, это неизбежно. А по части работы все останется прежним.

Я думаю, что никто особо прибыли от этой ситуации не получит, но и каких-то колоссальных убытков тоже не стоит ожидать. Да, все поплачутся, все скажут, что все плохо, но в итоге те, кто смогут перестроиться, для них все будет более или менее нормально.

А в какой стране вы зарегистрируете международную фирму? Где сейчас предлагают наиболее выгодные условия для айтишников?

Юрисдикцию пока сказать не могу. Но очень привлекательно выглядит Грузия. Там налоги низкие, от одного процента, и это, конечно, очень манит. Выгодные условия для размещения IT-бизнеса предлагают Арабские Эмираты.

В последнее время здорово, кстати, Кыргызстан выстрелил: киргизские власти запустили некий IT-акселератор, где тоже предусмотрено значительное уменьшение ставок по налогам. Ну и, конечно, по-прежнему популярны у IT-бизнесменов США, без этого никуда. В общем-то, это ключевые, наверное, направления. Мы пока выбираем. И многие другие российские IT-компании тоже пока присматриваются.

Главный риск в том, что зарубежные страны могут ввести новые санкции. Та же Грузия. Там были разговоры, что грузинское правительство закроет возможность регистрации компаний для российских граждан. Пока такого не случилось, но российские предприниматели опасаются подобного развития событий.

А что вообще сейчас происходит в мире с IT- индустрией?

В мире дефицит хороших IT-профессионалов. Я бы сказал, в этом смысле полный швах.

Мы пытаемся уже, наверное, год искать специалистов в разных странах. Более или менее неплохие специалисты, как ни странно, в Индии. Это для меня было просто шоком. В Америке все очень плохо: американские программисты зарплаты просят катастрофические, но работать не хотят. Если смотреть на Юго-Восточную Азию, то, в принципе, тайцы есть адекватные, они неплохо работают.

Я поясню ситуацию с зарплатами. Если американец от какой-то энной суммы просит 100%, то индус с такой же квалификацией или даже больше попросит 50-60%. А специалисты из Таиланда будут готовы работать за 70-80%. Примерно так.

ДЛЯ СПРАВКИ: По данным сервиса по поиску работы HeadHunter, зарплаты в IT-отрасли с начала года выросли в среднем по стране с 70 тыс. до 80 тыс. руб. В Москве в июне компании предлагали айтишникам в среднем 148 тыс. руб. в месяц, в Петербурге – 119 тыс. Уровень зарплат, конечно, зависит от опыта кандидата. Так, IT-специалистам со стажем более 6 лет работодатели обещают заработок от 160 тыс. руб. в месяц.

По части набора кадров планировать стало совсем сложно. Поэтому мы движемся, наверное, к самообучению. Будем самостоятельно обучать сотрудников.

Евгений Александрович, а какие IT-специалисты сейчас востребованы? Какие кадры ищут российские компании?

Еще несколько лет назад была тенденция к тому, чтобы специалисты четко разделялись. Один сотрудник занимается фронтендом (пользовательскими интерфейсами), другой пишет бекэнд (внутреннюю часть сайта), третий только верстает. Но сейчас все поменялось, по крайней мере в наших кругах.

Мы снова начинаем брать неких "универсальных бойцов". Да, есть глобальные направления, которые мы не смешиваем.

Тот же верстальщик редко может помочь по программированию бытовому. И программист вряд ли захочет заниматься версткой. Но в самом программинге, в процессе создания компьютерных программ, мы уже не выделяем направления разработки, отдельные блоки.

У нас идет некое свободное разделение труда: есть перечень задач, и каждый программист выбирается среди них оптимальную для себя.

У нас нет такого, что, Вася, ты займись именно этой разработкой, Петя, ты бери другую. У нас открытый перечень тасков/задач, выбирай любую, делай, отдавай тестировщику, тот принимает - и вперед.

 И как сейчас готовить таких востребованных и квалифицированных IT-специалистов? Как и где их обучать?

Если вы заметили, все крупные IT-компании, например "Яндекс" и Сбер, запускают свои курсы по программированию. Кто-то платно, кто-то бесплатно. После обучения компании гарантируют таким специалистам стажировку и даже, возможно, трудоустроят у себя. Это как раз говорит о том, что на рынке много программистов, разработчиков, которые вроде бы что-то умеют, но качественной образовательной базы у них нет. Это способные самоучки, но досконально суть вопроса они не знают.

Компании готовы восполнить пробелы в их знаниях и предоставить возможность карьерного роста. Я думаю, что такая тенденция сохранится, компании, как и прежде, будут растить кадры внутри.

Большое значение в подобном процессе обучения новых кадров имеет институт наставничества. На курсы попадают много людей, которые никогда не были завязаны с IT. Если ты себя там проявил, если у тебя правильный склад ума и IT твое, то дальше тебе должен помочь наставник, опытный работник. Потому что в любое дело нужно влиться.

Наставник рассказывает новичку, как конкретный проект реализован и какой парадигмы программирования нужно придерживаться.

Все, кто вносит свой вклад в разработку, должны придерживаться единой стилистики. Это важно, потому что после тебя работу продолжат другие программисты и они должны тратить минимум времени, чтобы понять, что у тебя написано, подправить или усовершенствовать программу.

Поэтому да, конечно же, наставничество, оно остается. И в этом нет ничего плохого, это же не как в армии, где есть старожилы. Даже профессиональный программист с пятнадцати–двадцатилетним опытом, придя в новую компанию, будет нуждаться на первом этапе в наставнике, который введет его в курс дела работы системы. Иначе он потратит много времени на то, чтобы разобраться и, вполне возможно, допустит ошибки.

Евгений Александрович, а может быть, что-то менять в обучении IT-специальностям на государственном уровне?

Вы знаете, я по-прежнему убежден, что в наших вузах достаточно неплохо учат программированию. Да, там преподают не самые современные языки программирования, но студенты осваивают некие азы, без которых дальнейшее развитие в профессии будет затруднительным.

Скажем, вот есть процессор, на нем запускается низкоуровневый язык, тот же Ассемблер. Немного выше стоит язык Си, дальше Си++, еще выше стоит Python, на котором уже пишет полмира. И если ты разбираешься досконально вплоть до Ассемблера, как все это дело работает, то на том же Python тебе научиться писать будет достаточно просто.

Если ты будешь понимать, запуская какую-то функцию, как она выполняется, и, возможно, это поможет тебе ускорить работу твоей же программы. То есть в идеале нужно знать не только Python, но еще и всю цепочку ниже, вплоть до выполнения этих сценариев на процессоре.

Если ты так глубоко понимаешь программирование, то ты не просто человек, который что-то умеет сделать, а профессионал, который может написать программу, оптимизированную для вычисления на конкретном процессоре. Это нюансы, которые, казалось бы, не видны в повседневной работе.

Но тем не менее специалист, получая эту базу в университете или институте, становится более востребованным на рынке труда, потому что может спрогнозировать скорость вычисления непосредственно на процессоре.

Такой сотрудник быстрее выполнит задачу и оптимизирует свой код благодаря тому, что знает, как все это дело выполнит непосредственно процессор. Я не знаю, почему все ругают систему российского обучения программированию. Я слышал мнение, что наши вузы кошмарные и так далее, но я с этим не соглашусь.

Достаточно примеров, когда молодым специалистам, только что окончившим вуз, требовалось, конечно, дообучение на современных языках программирования. Но потом, когда они получали необходимые знания, их просто с руками отрывали, за них боролись корпорации в разных странах.

Неслучайно всем известен факт, что российские программисты трудятся по всему миру. Все потому, что они знают базу. И те компании, которые это понимают, известные и успешные компании, конечно, ценят российских профессионалов.

В конечном итоге, я думаю, что если государство не планирует как-то ухудшать (а я уверен, что не планирует) степень подготовки IT-специалистов, например убирать из учебных программ старые языки программирования, то у нас все будет хорошо. Конечно, не моментально, на все нужно время, но тем не менее все будет хорошо.

Читайте больше новостей в Телеграм, ВКонтакте, Яндекс Дзен

Автор:

Добавьте нас в Избранное в Яндекс.Новостях

Новости партнеров: