Информационное агентство
/ 9 февраля, четверг 9:16

Репродуктология в России одна из самых развитых отраслей медицины

Что врачи могут предложить пациентам эко в ближайшее время

Репродуктология в России одна из самых развитых отраслей медицины
ФОТО: eko.ssmu.ru/

Угрожают ли санкции успехам репродуктологии, с какими предубеждениями сталкиваются врачи и какие перспективы видят, об этом AMMIAC. поговорил с экспертами в этой области медицины.

В каждой песочнице больших российских городов найдутся «дети из пробирки» - так утверждают врачи.

СПРАВКА: Ежегодно в нашей стране с помощью ЭКО рождаются 25-30 тысяч младенцев. А всего в мире живёт от 8 до 10 миллионов людей, зачатых с помощью вспомогательных репродуктивных технологий.

 

Сам метод ЭКО, похожий на чудо в глазах обывателей, по мнению специалистов, превратился в обычную для медицинской практики технологию. И России в этом плане есть чем гордиться: сфера ВРТ считается у нас одной из самых развитых.

Как отразилась нынешняя непростая геополитическая обстановка на работе репродуктологов? Угрожает ли вам дефицит препаратов и материалов?

Татьяна Назаренко врач-гинеколог, д.м.н.: В начале ситуации у нас был определенный шок. Мы работаем на импортных препаратах, у нас есть только один собственный препарат для стимуляции яичников. Расходные материалы тоже зарубежного производства. Запастись ими нельзя, потому что, например, среды для культивирования эмбрионов имеют срок годности всего месяц.

Сейчас дистрибьюторы, фармацевтические компании стараются нам помогать, выбирая разные пути доставки. Я не могу сказать, что наша работа стоит, она продвигается, и будет продвигаться, я думаю.

Илья Володяев эмбриолог клиники репродукции Европейского медицинского центра, старший научный сотрудник биофака МГУ, к. б. н.: Надо сказать, что был период, когда нам было очень страшно. Но я отмечу, что напрямую санкции на нашу область не накладывались.

Ни одна фармкомпания не прекратила взаимодействие с нашими клиниками. И мало того, транспортные компании, которые привозят всё необходимое из США, Европы, Японии, тоже сохранили свои контакты и продолжают работать.

Но сложности есть. Теперь препараты и материалы (среды, зонды, катетеры) приходят в Россию окружным путем, иногда очень сильно окружным.

Маргарита Аншина основатель Российской ассоциации репродукции человека, генеральный директор Центра Репродукции и Генетики «ФертиМед», к.м.н.: Лекарств пока хватает, а расходных материалов стало гораздо меньше. Мы их добываем, что называется, всякими чудесными образами. Расходники, тот же пластик, где культивируются эмбрионы – оказались гораздо более серьёзной статьей, чем препараты.

Собственное производство необходимых для проведения ЭКО материалов в России очень сильно отстаёт.

А как же общение с зарубежными коллегами? Не останутся ли из-за санкций российские репродуктологи и эмбриологи в информационном вакууме?

Дилорум Камилова главный специалист по ЭКО ГК «Мать И Дитя», к. м. н.: Я недавно вернулась с европейской конференции, которая проходила в Милане. Никто там в меня не тыкал пальцем и не говорил «уйдите отсюда». Вообще медицина - открытая область.

Я могу ответственно заявить, что в России очень много клиник, работающих на хорошем мировом уровне.

Российские врачи до обострения международной ситуации были самой массовой аудиторией на европейских конференциях по репродуктологии. Российская делегация была всегда самой представительной. Правда, одна из проблем наших специалистов, что не все из них англоговорящие, поэтому и не участвуют активно в обсуждении вопросов с англоговорящей аудиторией, не печатаются в журналах.

Но если посмотреть объективно, у нас все припахивают, а там осваивают гранты. В Европе профессор, может быть, никогда в жизни не видел пациента, но он сидит и строчит публикации в журналы, в том числе в пресловутый «Lancet». А у нас тот же профессор сидит на приёме. Статьи писать ему некогда, у него нет грантов, он должен зарабатывать себе зарплату.

Нам не дают миллионы рублей, чтобы ты спокойно мог что-то исследовать на очень высоком уровне. Но, я надеюсь, задумается когда-то государство и в этой части. А зарубежные коллеги думают, что, если нет публикаций, но ничего хорошего у нас не происходит. Мне иногда им хочется сказать, пожалуйста, welcome, идите, получайте гуманитарный шок, приезжайте, посмотрите.

А России действительно есть что показать в сфере развития вспомогательных репродуктивных технологий?

Татьяна Назаренко: По моему мнению, одно из главных достижений в том, что в нашей стране с 2012 года ЭКО входит в полис ОМС. И это огромная, без всякого лжепатриотизма, гуманитарная миссия нашего государства. В общем-то, бесплодные пациенты не являются сильно больными, они здоровые и трудоспособные, просто не имеют детей.

Включение ЭКО в полис ОМС дало возможность получать помощь людям во всех уголках страны и независимо от их достатка. У нас 60 процентов программ ЭКО проводится в рамках ОМС.

Дилорум Камилова: Российским репрудоктологам доступно сегодня очень многое. И Россия точно не экономит ни на чем в этом плане. У нас национальная программа «Демография», на которую выделено очень много денег. И клиники могут покупать себе оборудование по этой программе. Но, конечно, всё зависит от конкретных случаев.

На Западе та же самая история: какая-нибудь университетская клиника не может себе чего-то позволить, что позволит коммерческая клиника. А у нас что государственные перинатальные центры категорически хорошо оснащены, что частные клиники, которые заинтересованы в своем результате.

Продолжение следует!

 

Подписывайтесь на новости в Телеграм, ВКонтакте, Яндекс Дзен 

 

Автор:

Добавьте нас в Избранное в Яндекс.Новостях

Новости партнеров: