Информационное агентство
/ 13 апреля, суббота 6:31

Жертвы родительской войны: как не сломать ребенку жизнь разводом

Про основные аспекты проблемы – Ольга Ярославская, Уполномоченный по правам ребенка в Москве

Жертвы родительской войны: как не сломать ребенку жизнь разводом
Ольга Ярославская, Уполномоченный по правам ребенка в Москве

Проблема лишения общения с папой или мамой – приговор для ребенка на всю его взрослую жизнь. Нарушение главного права маленького человека – жить и воспитываться в семье.

AMMIAC: Ольга Владимировна, первый и самый больной вопрос о разводах. Похищение ребёнка одним из родителей – это сейчас бич. И максимум, родитель, который крадет ребенка, может опасаться штрафа. Что сейчас делается в этом направлении?

О. Ярославская: Родители, они не с Луны, не с Марса. Это же мы с вами. В обществе не сформирована ценность детства. Родители считают, что ребенок – это некая субстанция, которая все переживет, все перемелет. И поэтому так относятся к своему ребенку. Вопрос не в государстве, вопрос в голове этих родителей.

Этих родителей и надо воспитывать сначала. Мы ничего не сделаем через наказание. Надо начинать с воспитания подрастающего поколения – с привития семейных ценностей и ценности детства. Взрослые относятся к своим детям так, как относились к ним. И это круг такой. Я вырос без отца, значит, и он вырастет.

АММIAC: А что в семье? Ребенок становится предметом мести, когда что-то не сложилось в отношениях?

О. Ярославская: Дело в том, что разрушены семейные ценности, сейчас запросто возможно выходить замуж и жениться второй, третий, пятый раз. Имеете ли вы на это право? Имеете. Но если ребенок для вас является ценностью, вы задумываетесь о том, как не сломать его, Вы же не будете ломать бриллиантовое кольцо в несколько карат, вы будете его хранить и беречь. К ребенку же такого отношения нет.

К материальным ценностям, по факту, больше нежности и любви, нежели к живому человеку. Когда мы внутри взрослых людей это переборем, тогда и не будет проблем.

У нас большинство семей с детьми при разводе супругов сохраняют прекрасные отношения и продолжают своих детей воспитывать. И, Слава Богу, таких большинство. И когда люди тихо счастливы в семейной жизни, об этом никто не говорит. А вот когда несчастны, и есть дети, то всё это очень «громко», это можно красиво водрузить на флаг и этим размахивать.

АMMIAC: Надо ли решать эту проблему государству? Каким образом?

О. Ярославская: Я считаю, что надо. У нас есть закон. Если в досудебном порядке урегулировать конфликт не удалось, ситуация решается через суд. На мой взгляд, это правильно. Суд определяет, с кем будет общаться ребенок, и сколько.

AMMIAC: Хорошо, а если суд не лоялен: встает на чью-то сторон, ну допустим из-за админстративного ресурса или другой коррупционный мотив? И лишает родительских прав за одно судебное заседание.

О. Ярославская: Я таких случаев не знаю, присылайте документы. С удовольствием вмешаюсь в эту ситуацию. Услышав это, я расстроилась сразу, в моей практике такого не было.

Если есть судебное решение, то оно обязательно к исполнению. И если имеет место неисполнение решения суда по ситуации, где есть несовершеннолетние дети, это должно караться уголовным наказанием.

AMMIAC: Другая ситуация - после решения суда об определении места жительства и порядке общения начинают искать формальные поводы, чтобы не передавать ребенка – что тогда делать?

О. Ярославская: Бывает, что решение суда и не требуется. Если люди способные договориться в интересах ребенка – это медиативное соглашение.

Медиаторы в бизнесе очень эффективно проявили себя, есть результаты. Знаете почему? Потому что там обе стороны хотят договориться.

А в семейных вопросах всё сложнее. Медиатор не психолог, он посредник, помогает договориться до суда в интересах ребенка. Конечно, если есть такие намерения. А вот если одна из сторон не является или же приходит лишь «для галочки», то тут уж ничего не поможет.

У нас не хватает социальной рекламы, причем жесткой рекламы – про ребенка, когда его расчленяют практически после развода. Ведь это именно так.

Понимаете, Господь нас так сотворил: есть мама, есть папа. И ребёнку по-другому – не надо. И нужно помнить, что детям так же плохо без папы, как и без мамы. Более того, есть исследование, что девочке хуже без папы, а мальчику хуже без мамы. Как ни странно, гендерный признак наперекосяк здесь работает. И социальная реклама очень нужна нам для того, чтобы объяснять родителям, что будет происходить с их детьми после жесточайшего развода.

Если мы таким образом спасем пусть даже несколько детей и заставим взрослых задуматься и проглотить свою обиду – это уже будет хорошо.

Ольга Ярославская, Уполномоченный по правам ребенка в Москве

AMMIAC: Сейчас очень много говорят по поводу Кодекса детства: чтобы все своды законов,поправок, касающихся детей, объединить под одним зонтиком. А нужно ли вообще Семейный кодекс с учетом нынешних реалий реформировать?

О. Ярославская: Семейный кодекс надо реформировать очень-очень-очень. Но вопрос, кто за это возьмется? Когда ты начинаешь погружаться в вопрос, в реалии, становится просто страшно. Тридцать лет скоро исполнится Семейному кодексу. И только точечно в нём пытались что-то сделать.

Я разговаривала с законодателями. Они говорят, что его необходимо менять полностью. Все понимают, что Семейный кодекс отстает от жизни, но подступиться к нему крайне сложно.

Я считаю, что государство для семьи старается делать много всего: маткапитал, льготы… С точки зрения государства, вектор понятен, но семья зачастую все равно не понимает, что для государства ребенок –ценность.

Почему-то у нас многодетные, которые живут бедно в своих пятистенках, рожают, а те, кто живёт в апартаментах в Сити, не рожают. Это же факт. В маленьких городах, где тяжело жить, где маленькие зарплаты, важные ценности сохранились с детства, потому что сохранилось ощущение рода, родовые связи.

Если не получается рожать, а усыновлять страшно, есть проект «Наставничество». Можно взять за руку ребенка из детского дома и вывести его в жизнь в качестве наставника, значимого взрослого.

Нужно понимать, что многие дети в детских домах уже не верят взрослым, их предавали, и не раз. Даже собственные бабушки родные, и дедушки. Проблемы родственной опеки: берут ребёнка лет в 6-8, а когда он достигает пубертата – возвращают. Сложно… Разные поколения, разное восприятие жизни.

Чтобы преодолеть эту сложность, была создана Школа приемных родителей. Она обязательна к прохождению для каждого, кто хочет взять ребёнка под опеку. Бабушки и дедушки тоже могут проходить обучение в такой школе, но в их случае, это не является обязательным, хотя на мой взгляд, безусловно, это очень полезно всем, поскольку помогает лучше понять ребёнка и выстроить с ним доверительные отношения.

Подписывайтесь на новости в Телеграм, ВКонтакте, Дзен

 

Автор:

Добавьте нас в Избранное в Яндекс.Новостях

Новости партнеров: