Информационное агентство
/ 7 октября, пятница 19:23

Семен Багдасаров: у иранцев нужно поучиться экономике

Идеи «чучхе» с иранским акцентом: опора на собственные силы

Семен Багдасаров: у иранцев нужно поучиться экономике
Фото: ТАСС

Более сорока лет Иран живет под санкционным давлением. Как случилось, что за эти четыре десятилетия стране удалось создать собственную экономическую модель развития? AMMIAC. разбирался в этом вопросе.

Лет десять назад мой товарищ, коллега-журналист с восторгом рассказывал о командировке в Северную Корею. «Да, - говорил он, - в КНДР есть политические ограничения, люди живут очень скромно, но все необходимое для жизни есть. На улицах – чистота, порядок, строем ходят пионеры в галстуках».

Режим американских санкций в отношении КНДР в той или иной степени действует уже более 70 лет - практически с момента образования этого государства в1948 году.

Впервые это случилось в 1950 году в связи началом Корейской войны, в развязывании которой Вашингтон обвинил Пхеньян. Тогда Америка ввела в отношении Пхеньяна почти полное экономическое эмбарго, а в 1951 году отказала ей в статусе наибольшего благоприятствования в торговле. До боли знакомая ситуация, не правда, ли?

Санкционный режим против Северной Кореи вынудил страну провозгласить в основе своего социально-экономического развития «идеи чухче». Если убрать в сторону идеологическую составляющую северокорейского учения, то термин «идеи чучхе» означает ни много, ни мало – опору на собственные силы.

В Северной Корее мне побывать так и не довелось, а вот командировка в Иран меня, действительно, впечатлила. Старинные дворцы и шумные базары, цветущие сады и пустыни, сказочные мечети с витражами и орнаментами.

Древние глиняные города и памятники зороастрийцев, город Персеполис, который разрушил, если верить преданию, сам Александр Македонский. Могилы древних персидских поэтов Ниязи и Саади, горные деревушки и шумные мегаполисы, свободная экономическая зона – остров Кос, а, кроме того, блюда с восточным ароматом, свежевыжатый гранатовый сок и бесконечный чай с разнообразными сладостями. И даже – местная Кока-Кола, лишь отдаленно по вкусу напоминающая оригинал.

Увидел я и то, что откровенно удивило. Например, женщины в Иране обязаны носить «исламское покрытие» - «чадор», обычная черная ткань, закрывающая тело с головы до ног. Лицо, при этом, закрывать необязательно. Под «чадором» - можно рассмотреть женщину в европейском обличии – джинсы, блузки и даже макияж.

Фото автора

А вот - очереди на автобусных остановках. В переднюю дверь садятся мужчины, а в заднюю – женщины. Даже если муж с женой подходят на остановку вместе, они становятся в разные очереди. Зачастую женская очередь оказывается длиннее мужской, и женщина может запросто не попасть в автобус …с собственным мужем. Конечно же, довелось увидеть женские и мужские мечети, не говоря уже о разделенных высоким забором мужские и женские пляжи.

За всей этой непривычной глазу российского человека картинкой важно разглядеть главное – собственную экономическую модель. Об Иране вспомнили совсем недавно, когда коллективный Запад ввел беспрецедентные санкции против России вслед за тем, как Москва начала специальную военную операцию на Донбассе.

По данным ОПЕК, Иран – третья страна мира по запасам нефти, но с давних пор «обложена» ограничениями по экспорту.

После исламской революции в 1979 году, когда высшая власть по конституции перешла к духовному правителю - имаму, в Иране было захвачено американское посольство. Надписи крупным шрифтом down with USA (долой США, как очевидную для Ирана «империю зла») можно до сих пор встретить на многих улицах иранских городов, в гостиницах, в других общественных местах. Тогда США ответили эмбарго на нефть и другие товары, а также заморозили золотовалютные активы Ирана на 12 миллиардов долларов.

Волны санкций от США шли во время восьмилетней ирано-иракской войны, которая началась в 1980 году. Позднее, уже в нашем веке, к санкциям присоединились ООН и страны Евросоюза. Повод - возможный выход Ирана из договора по нераспространению ядерного оружия.

В 2012 году Евросоюз присоединился к США по нефтяному эмбарго и заблокировал активы центрального банка Ирана. Кроме всего прочего, иранские банки были отключены от системы межбанковских платежей - SWIFT.

С этого момента в стране активно стали циркулировать наличные. На иранских базарах мне не раз доводилось наблюдать, как местные торговцы перемещались с кипами наличных в руках, словно они несли пачку макулатуры. Местные деньги, действительно обесценены, среднегодовая инфляция к 2021 году составила 35%. Возникла альтернативная система – необходимые суммы наличных стали передавать через стюардов и пилотов иранских авиалайнеров, вылетающих за рубеж.

«За эти годы в стране разработали схему обхода санкций для того, чтобы поставлять современные товары из стран Запада"

"Сегодня в Иране можно купить все, что угодно, но немного дороже. А поставки происходят через Турцию, Эмираты, Индонезию», - подтвердил в комментарии для AMMIAC. Семен Багдасаров, политолог, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии. -

Для обхода международных ограничений и совершения валютных расчетов в Иране функционирует неформальная система денежных переводов – хавала.

Журнал Forbes так рассказал о механизме ее работы: «Иранскому импортеру нужно перевести доллары своему поставщику за границу, например, в Китай. Он идет к брокеру в Тегеране и передает ему деньги. Брокер звонит своему партнеру в Пекин, и тот переводит нужную сумму на счет поставщика. Теперь тегеранский брокер должен пекинскому».

Санкционное давление на Иран ослабил договор 2015 года с Россией, США, Китаем, Великобританией, Францией и Германией - ограничение ядерной программы Ирана в обмен на снятие санкций. Это улучшило экономическую ситуацию и разморозило около 100 миллиардов долларов, что составило четверть иранского ВВП за 2015 год.

Однако в 2018 году президент США Дональд Трамп вернул санкции против этой страны и вышел из ядерного договора в одностороннем порядке. Это обрушило иранскую национальную валюту.

К 2020 году рыночный обменный курс доллара к риалу вырос в четыре раза. По данным ОПЕК, доходы от экспорта нефти сократились на 80%.

Карине Геворгян, политолог, специалист по Ирану, специально для AMMIAC. так прокомментировала более чем сорокалетний прессинг в отношении Ирана:

«Иранским властям удалось создать мобилизационную модель и сделать ставку на повышение уровня образования, владения современными технологиями. Это касается развития технологий в самых разных отраслях, в том числе и нано технологий, по которым Иран находится сегодня на шестом месте в мире».

В условиях жестких санкций в Иране быстро была решена проблема импортозамещения. Почти все продукты сегодня - иранского происхождения.

Еще один экономический маневр – бартер. Например, в 2021 году Иран договорился со Шри-Ланкой о поставке нефти в обмен на экспорт чая на 250 миллионов долларов.

Иран идет на уступки по нефтепродажам: делает скидку, дает страховку и бесплатно доставляет. К 2016 году добыча нефти в Иране поднялась до уровня четырех миллионов баррелей в сутки, но через четыре года откатилась к 1,9 миллиона.

Наиболее развиты в Иране нефтедобыча и нефтепереработка, машиностроение, автомобильная промышленность, строительство. Также на высоком уровне пищевая промышленность: здесь производятся качественные продукты питания, и выбор этой продукции очень большой.

Сельское хозяйство страны полностью обеспечивает собственные потребности: в Иране выращивают много качественных фруктов и овощей.

Фото автора

Не стоит на месте производство электроники, текстиля. Развита военная промышленность. Именно Россия помогала Ирану – поставляла противоракетные оборонные установки С-300, строила атомную станцию, которая во многом обеспечила энергетические нужды страны.

«Самое важное, что у иранцев не было проблем с мелким и средним бизнесом»

– убежден политолог Семен Багдасаров.

«У иранцев можно поучиться экономике – это я говорю абсолютно серьезно и ответственно».

«Санкции помогли создать прочную научную базу, благодаря которой сейчас в каждой отрасли есть выдающиеся иранские ученые, решающие задачи не только своей страны, но и глобального масштаба», - вторит политолог Карине Геворгян.

Собственный аналог интернета — National Information Network, а также местные аналоги популярных западных сервисов: вместо YouTube — Aparat, вместо Facebook — Cloob, вместо eBay — Esam. Кроме того, в ответ на блокировку App Store и запрета на скачивание многих продуктов в Google Play в стране появился аналог приложений иностранных магазинов — платформа Cafe Bazaar.

А еще - у Ирана самая крупная сеть скрытых офшорных счетов по всему миру, и это уникальная схема, помогающая стране значительно снизить санкционное давление.

Но самое интересное в том, что за последние десятилетия Иран построил очень социальное государство. Вся система там направлена на интересы простого человека, включая шариатские суды. В трудовых спорах суд всегда встанет на сторону работника. Если собьет машина – содержать будут до конца жизни. Высшее образование для всех практически бесплатное, медпомощь иранцам гарантирована. Почти, как в СССР.

Фото автора

До последнего падения риала средняя зарплата в Иране составляла одну тысячу долларов, пенсия – 400-500 долларов. Причем для выхода на пенсию хватит и 30 лет рабочего стажа, правда, тогда и получать будешь максимум 400 долларов.

Если жена – домохозяйка, ей пенсию посчитают от зарплаты мужа. А если муж умрет, то она будет получать до своей смерти и свою пенсию, и пенсию усопшего супруга. Бедные и безработные - тоже есть, но им помогают мечети и специальные фонды.

Вводя разного рода рестрикции и ограничения против той или иной страны, Запад всегда рассчитывал, что санкции не только разрушат их экономику и хозяйственные связи, но и простимулируют местные элиты к смене власти, изменению внутренней и внешней политики.

Однако история показывает, что на деле это лишь подталкивает «заблокированные» государства вплотную заняться собственной внутренней жизнью и извлечь максимальную выгоду из создавшегося положения. Яркий пример тому – история с более, чем сорокалетними санкциями против Ирана, который не просто адаптировался к новым для него условиям, но и продемонстрировал, как за их счет можно стать страной-лидером автопрома и IT-индустрии на Ближнем Востоке.

За последнее десятилетие иранская экономика выросла на 6,5%. Для сравнения: российская за тот же период — на 19,1%.

Больше новостей читайте на наших ресурсах: Телеграм, ВКонтакте, Яндекс Дзен.

Автор:

Добавьте нас в Избранное в Яндекс.Новостях

Новости партнеров: